Камера пыток в ожидании приговора



Так вспоминают о морском путешествии на пароме Sea Symphony его пассажиры.

Четверо пассажиров парома Sea Symphony намерены добиться возбуждения уголовного дела против капитана этого судна. Пассажиры - известный тележурналист Наталия Абола, генеральный директор фирмы Ditton Александр Мирский, молодые супруги Ангелина и Геннадий Куркины - считают, что из-за его преступной халатности корабль едва не затонул во время сильнейшего шторма. Кроме того, они собираются подать иск о возмещении как материального, так и морального ущерба "Веселое" Рождество.

О жутком "рождественском" рейсе парома из Риги в германский город Любек Телеграф рассказывал 4 января. Но и сейчас, когда прошло без малого месяц, пассажиры не могут спокойно говорить о пережитых ощущениях. Казалось бы, адвокатская контора, куда вместе с корреспондентом Телеграфа пришли Наталия Абола и ее товарищи по несчастью, не место для эмоций. Но они постоянно вырывались наружу "Мы желаем вам светлого праздника Рождества, счастья и удачи в Новом году" - открытки с таким напутствием подарила пассажирам латвийская фирма Latlines (Latvijas lїnijas). Весной прошлого года фирма открыла паромное сообщение с Любеком. Паром оказался удобен и для водителей большегрузных фур, и для отпускников, не желающих пересекать на своем автомобиле территорию Польши.

Теперь это напутствие воспринимается пассажирами как издевательство: минувшее Рождество чуть не стало последним в их жизни. "Камера пыток в ожидании приговора", - так охарактеризовал швыряемый ураганом паром Александр Мирский. Три дня люди сидели без еды и воды. Некоторые каюты не отапливались. Через иллюминаторы, которые должны быть задраенными, лилась ледяная вода. Пассажиров бросало из угла в угол, и вместе с ними по каютам летали незакрепленные вещи, а грозный рокот разбушевавшейся морской стихии смешивался с адским скрежетом. Это сталкивались и превращались в груду искореженного металла незакрепленные на палубе и в трюмах автомобили. Собеседники рассказали Телеграфу, что своим ходом с парома выехала только одна фура. Она уцелела, потому что ее зажало в узком пространстве.

Никакой радиосвязи с командой. Никакой информации о спасательных средствах и их использовании. "Есть ли на корабле врач?" - спросила Ангелина Куркина жену капитана. И услышала в ответ: "Не нравится - выбирайте другое судно".

Неоправданный риск.

У пассажиров накопилась куча претензий и к команде судна, и к руководству фирмы.

Наталия Абола: "Мы вышли из Риги с опозданием на шесть часов. А через четыре часа попали в зону двенадцатибалльного шторма. Нас отправили навстречу смерти. Разве капитан не знал, куда идет?".

Геннадий Куркин: "На пароме даже не было пресной воды. Нам сказали, что трубы лопнули еще в Рижском порту. Кстати, на борту было четверо детей".

По мнению собеседников, команда была, мягко говоря, не совсем трезвая. Александр Мирский своими глазами видел, как за два часа до шторма капитан выпил в кафе две рюмочки. Однако полиция Любека сочла экспертизу ненужной. По этому поводу большой шум в родной стране поднял один из пассажиров, профессор немецкого права Клаус Мессершмидт.

Александр Мирский: "Он не мог не знать. Судно запрашивает метеосводки через каждые 15 минут. Есть радары, есть связь с другими судами, которые находятся в том районе. Капитан - грек, команда судна - малайзийская, работает за 100 долларов в месяц. Моряк за 100 долларов - это не моряк. Руководство фирмы Latlines рисковало нашими жизнями и имуществом ради получения прибыли. Есть ведь элементарное правило: если груз не закреплен, в море выходить нельзя. А мы вышли. И чуть не погибли. Могли утонуть или сгореть. Из баков вытекало горючее, и мы были на волоске от пожара. Фуры бились о борт с такой силой, что запросто могли его пробить".

Тема для шок-шоу.

Все были на волоске от гибели. Но, несмотря на это, люди снимали на видео этот ревущий и грохочущий ад. Теперь эту кассету хотят купить у Геннадия Куркина немецкие телевизионщики. Автор согласен даже на чисто символическую цену - лишь бы показали. Есть на что посмотреть. Тем более что, когда судно все-таки добралось до Любека, на борт не пустили местного корреспондента.

Ирония судьбы: Наталия Абола со съемочной группой ехала на пароме в рекламных целях. Прославлять ту самую фирму Latlines, на которую теперь хочет подать иск. Вместо рекламы будет очередной выпуск передачи "Шок-шоу"... Вот это будет передача! Пассажиры хотят, чтобы фирма оплатила им стоимость разбитых машин, билетов, гостиницу в Любеке и возместила другие затраты. Они считают, что понесли и моральный ущерб, ведь, кроме всего прочего, отпуск оказался безнадежно испорчен. По словам помощника адвоката Мары Бекере, прецедента о возмещении морального ущерба еще не было, но в принципе подать такой иск реально. И попросила всех четырех составить обоснование.

Слово со стороны.

О нарушениях, допущенных, по их мнению, как капитаном, так и руководством Latlines, собеседники рассказывали долго. Но они - не моряки. Чтобы прояcнить ситуацию, Телеграф связался с советником мэра Риги Гундара Боярса по порту Петерисом Слактерисом. И он пояснил, что, если порт закрыт, судно в море не выпускают. Если открыт - решение о выходе принимает капитан. Он обязательно должен был получить штормовое предупреждение. Рисковать жизнями людей или нет, зависело от него. Он ведь знает, чем рискует, и полностью отвечает за судно. Он мог переждать шторм, обойти опасную зону. А груз обязательно должен быть закреплен. Петерис Слактерис тоже считает, что капитан отнесся к своим обязанностям халатно. Но, с другой стороны, он и молодец: в таких условиях довел судно до порта - Мне трудно судить о происходившем, меня ведь там не было, - пояснил Слактерис. - Должна быть проведена экспертиза, а решающее слово - за судом. Чтобы понять, что там произошло, нужно узнать мнение не только пассажиров, но и руководства компании, и команды судна "Эмоции - это не факты".

До команды не добраться: судно все еще в Любеке, расследование не закончено. А вот с президентом компании Latlines Зигмундом Янковскисом Телеграфу поговорить удалось.

Первое, что он сказал: газеты пишут абсурдные вещи - У нас был сервейерский рапорт (сервейер - это независимая фирма, которая производит осмотр и все фиксирует). Там констатировано, что все произошло из-за неправильного размещения груза и его недостаточного крепления. В отдельных случаях он вообще не был закреплен. За все это ответствен судовладелец - кипрская фирма - Но судовладельца же не было в Риге, когда закрепляли груз - Есть команда судовладельца. Мы не владельцы, мы лишь фрахтуем судно, платим за каждый день аренды. Однако сам паром, его техническое состояние, вся техническая документация, команда, страховки - это все судовладелец. Мы перед нашими клиентами, конечно, ответственны. Потому что они у нас купили билеты. И мы будем все эти претензии пересылать судовладельцу. Который, очевидно, перешлет их страховщикам. Судно застраховано в самом большом в мире клубе U.K. P&I.

Я прекрасно понимаю реакцию людей и думаю, что на их месте чувствовал бы себя точно так же. Но претензии все-таки должны быть обоснованы. А пока ответственность за все происшествия валят на нас, арендаторов.

Янковскис утверждает, что все не так просто. Потому что даже после случившегося юристы из Гамбурга и Лондона не могут ответить однозначно, имеет ли Latlines право расторгнуть договор с судовладельцем. Хотя с его стороны столько очевидных нарушений... "Одно дело эмоции, другое - факты", - подчеркнул собеседник и заверил, что расторжение договора - в интересах фирмы. Репутация у парома сейчас не очень-то хорошая. Это судно - единственное, которое фрахтует фирма, других нет. Поскольку оно сейчас на приколе, фирма терпит убытки - Прошел слух, что капитан не мог не выйти в море, иначе ваша фирма наказала бы его рублем - Капитан зарплату получает от судовладельца. И ему все равно, плывет пароход или стоит у причала. А мы платим аренду за каждый день. Нам не все равно... Но мы не выгоняли судно в море, несмотря на шторм. При выходе Sea Symphony в море шторма не было. Иначе порт был бы закрыт, это факт. Но погода была нормальная - Почему паром с опозданием вышел?

- Потому что до этого паром тоже попал в шторм и почти сутки стоял на якоре, спрятавшись за островом Готланд. В связи с чем опоздал в Любек, следовательно, опоздал из Любека и выбился из графика. Один рейс получился на сутки длиннее, чем положено. Были варианты - или пропустить рейс и войти в график, или идти с опозданием. Но мы же не можем сказать людям: подождите еще двое суток.

Янковскис сообщил, что фирма уже вернула людям деньги за неиспользованные билеты. Но билеты пассажиров того злополучного рейса считаются использованными ("рейс же состоялся! Мы их доставили. Конечно, с опозданиями и с разными катаклизмами, но это море, это шторм, это ни от кого не зависящее обстоятельство"), поэтому деньги за них возвращены не будут.

Другая "симфония"?

При подготовке этого материала мне попался на глаза прошлогодний ноябрьский номер одной местной газеты. Читатель Сергей Кугелев с восторгом описывает поездку своей семьи в Любек. На том же самом пароме. "Мы были поражены, насколько тепло нас встретил греческий экипаж судна, - рассказывает он. - Чуть позже мы выяснили, что капитана зовут Василий (греки, как известно, тоже православные), а женат он на рижанке Любе. За время поездки мы подружились..." Пассажир выразил через газету благодарность "замечательной команде парома Рига-Любек".

Вот такой отзыв. Как будто речь о другом пароме и другом капитане...

Конечно, пассажиры, потерявшие свое имущество и вместо отпуска побывавшие в аду, будут бороться за свою правду. Они имеют полное право компенсировать то, что пропало не по их вине. По чьей?

***.

Президент компании Latlines Зигмунд Янковскис говорит, что ему тоже непонятно, почему капитан решил идти в шторм, а не переждать стихию. Но, с другой стороны, пока что (а расследование еще продолжается) нареканий на действия капитана в штормовую погоду нет. "У каждого своя правда", - такими словами закончил г-н Янковскис беседу с Телеграфом.

Справка Телеграфа.

Согласно базе данных Lursoft, Latlines (Latvijas lїnijas) зарегистрирована 27 января 2000. В списке должностных лиц фирмы первым номером идет небезызвестный Алдис Чекстерс, работавший в Агентстве развития, Агентстве приватизации, в правлении Рижского свободного порта. Член партии ТБ/ДННЛ, партнер по бизнесу всемогущего Нормунда Лакучса. Имя Алдиса Чекстерса связано еще с девятью фирмами.

Автор: Галина РИМША, Телеграф

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha