АП не создало закон, который способствовал сделке Латвэнерго



Как выяснила в среду Диена, разработанные юридическим директором Агентства по приватизации (АП) Виктором Шадиновым изменения в Гражданском процессуальном кодексе (ГПК) не создали норм закона, разрешающих трехмиллионную сделку Латвэнерго. Такое впечатление могла произвести информация, представленная во вторник на пресс-конференции парламентской комиссии по расследованию дела Латвэнерго. А данные об активном участии в совершенствовании ГПК Эдмунда Крастиньша, советника бывшего премьер-министра Андриса Шкеле, не точны, сказал в среду Диене Э.Крастиньш "Фамилия Шадинова явилась чем-то новым в сообщениях комиссии, поэтому журналисты ее выделили и растиражировали. Имя Э.Крастиньша тоже не возникло столь подчеркнуто, как это сказал Айвар Крейтусс", - сказал в среду Диене председатель комиссии Андрей Пантелеев. Комиссия хочет выслушать разъяснения В.Шадинова относительно возможностей возврата долга Латвэнерго с применением действующих законов. А.Пантелеев не хотел бы интерпретировать роль В.Шадинова в связи со скандальной сделкой. "По-моему, комиссию все время искусственно направляли в сторону изменения этих законов. Я уверен, что корни аферы кроются не в изменениях ГПК", - сказал А.Пантелеев.

Рекомендованные АП изменения не были утверждены.

Рекомендованные АП изменения ГПК не были утверждены Саэймом, их частично изменило Юридическое бюро Саэйма. "Я - тот, кто предложил внести изменения в ГПК, но не такие, какие были сделаны", - сказал Диене в среду В.Шадинов. Он пояснил, что приостановление судопроизводства против приватизируемых предприятий было необходимо, чтобы в результате взыскания долгов во время приватизации не сокращалось имущество предприятия. Саэйм утвердил формулировку Юридического бюро, гласящую, что судопроизводство против приватизируемых предприятий должно прекращаться, а не приостанавливаться. "Любой закон можно применить, повернув его другой стороной, что и случалось сотни раз. Но нельзя обвинять авторов изменений в том, что изменения закона применили совершенно иначе", - сказал В.Шадинов. Юридический директор АП отрицал заявление комиссии о том, что он предложил применять приостановку взыскания долгов не только в процессе признания неплатежеспособности, но и в процессе приватизации; эту норму ввело в закон Юридическое бюро Саэйма.

После внесения изменений в ГПК Агентство по приватизации нейтрально относилось к этому закону: "Он нас удовлетворял", - сказал юридический директор АП. Однако в адрес АП сразу же после принятия закона прозвучали претензии, что оно создало закон, который якобы устанавливает, что у приватизируемого предприятия долгов больше нет, и их нельзя будет получить обратно. "Все нападали на нас, что мы это сделали, но это было не так. За изменения ГПК я даже получил замечание от Шкеле", - вспоминает В.Шадинов.

Было три предложения 31 июля 1996 года АП направило Министерству экономики три предложения относительно изменений ГПК. Одно из них относилось к статье 370, которую просили дополнить пунктом, что судебный исполнитель может приостановить судопроизводство в случае передачи приватизируемого или ликвидируемого предприятия в ведение приватизационной структуры. Второе предложение касалось статьи 418, в которой, ссылаясь на статью 860 Гражданского закона, просили уточнить, что принадлежит к недвижимому имуществу предприятия и против чего нельзя направлять взыскание долгов в первую очередь. Третье предложение также относилось к статье 418, в которой в 1993 году уже был пункт о согласовании с АП взыскания долгов с приватизируемых предприятий. Он был изъят из ГПК 23 февраля 1995 года. АП просило восстановить примечание, и оно было восстановлено путем введения в статью 418 раздела 4. Затем над ГПК работала рабочая группа Кабинета министров, в работе которой сотрудники АП не участвовали.

Отрицают участие в изменении закона.

Высказывание заместителя председателя комиссии Саэйма А.Крейтусса об активном участии Э.Крастиньша в разработке ГПК следует рассматривать как явную ложь, сказал Диене в среду Э.Крастиньш. В обязанности советника премьера не входило участие в работе над законодательством. Он контролировал выполнение правительственной экономической программы и уделял большое внимание разработке законов о банкротстве и неплатежеспособности, которая шла не особенно хорошо. "Может быть, побуждение работать быстрее, кое-кто может счесть активным участием", - рассуждает Э.Крастиньш. А.Пантелеев пояснил, что в комиссии имя Э.Крастиньша прозвучало лишь один раз - он участвовал в заседании комитета КМ, на котором обсуждались изменения ГПК.u.

Агентство предложило приостанавливать судопроизводство против приватизируемых предприятий, а не прекращать его.

Автор: Анда Рожукалне, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha