Всемирно известный гений — бывший рижанин

Носки и перчатки мы выворачивали все. Двусторонние двухцветные куртки, которые раньше показывали только в шпионских фильмах, давно перестали быть диковинкой. Но вот породить на основе этого эффекта революционную технологию, которая станет обыденной для наших детей, догадался только Юрис Лесник. И защитил ее двумя патентами — американским и российским.

Первая жертва — диван

Новые материалы рождают новые возможности для скульптора. Работы Лесника появляются прямо на глазах. Мастер берет кубик цветного поролона, деформирует и зажимает чуткими пальцами податливый материал, делает надрезы точным движением скальпеля и выворачивает из геометрически правильных фигур смешных собачек, крабов и динозавриков. И даже самые искушенные зрители открывают рот. Ну чем не переход трехмерного объекта в четырехмерное состояние? Перед вами — произведения нового направления, названного автором "топология в скульптуре" (топология — это подраздел геометрии). В качестве научных иллюстраций к своим "фокусам" Юрис подготовил несколько таблиц контурных полей, по которым видно, как, например, динозаврик "вырезается" из внутреннего содержания кубиков.

Когда Юрис был маленьким, он любил прыгать на родительском диване. Ему всегда хотелось выяснить, отчего он такой мягкий. Однажды Юрис взял ножницы, проделал в диване дырку и исследовал все слои, пока не дошел до пружин. А еще он выращивал пальму из финикового семечка. И каждый день наблюдал, как "выворачивается", изменяется росток, лист, как семечко превращается в пальму. А еще ему нравилось ковырять маленькую дырочку в стене рядом с кроватью. Он знал, что, если есть на свете маленькая дырочка, в нее всегда можно посмотреть и что–то увидеть. И страшно любил резать все на свете, позже даже учился на резчика по дереву. А в 1985 году к нему пришло озарение — абсолютно новая идея о совмещении форм, он занялся просчитыванием этих сочетаний.

Вторая жертва — носок

Представьте себе, что вы надели носок и нанесли на него рельеф из пены. А затем мысленно снимите его и выверните — рельеф перешел внутрь. Теперь можно нанести другой рельеф уже на новую сторону носка. А теперь в зависимости от того, как мы вывернем этот "носок", мы получим минимум две объемные формы. Так Юрис рассуждал вначале. Пока не решил, что полые конструкции — это хорошо, но нужно не всегда.

Помните, как в детстве возили молочные бутылки? Едет большой грузовик, везет цилиндрические бутылки, а между ними — полно воздуха! Потом появилось так называемое "квадратное" молоко — упаковки "тетрапак". И грузовик перестал зря возить воздух между упаковками. Так Юрис и пришел к выводу, что достаточно сделать систему надрезов и из обычного кубика можно получить жука. А также свернуть этого жука обратно в куб. И КПД использования материала приблизится к 100%. Если бы Роден был жив, он бы сжевал свою шляпу. Или что–нибудь другое из своего тогдашнего гардероба. Ведь его знаменитое изречение: "Чтобы сделать скульптуру, надо всего лишь отсечь все лишнее" — потерпело полный крах.

"Моя идея победит баухаус!"

— Бывает, что я использую смешанную технику: и полости, и надрезы, — рассказывает Юрис. — Это все индивидуально и зависит от заказа. Формы и объекты можно получить самые разные. Например, с помощью нескольких надрезов можно "вывернуть" из поролонового шарика розу, превышающую по высоте этот исходный шарик в несколько раз. Можно из кубика "вывернуть" диван, можно — пуфик, можно логотип. Принципиальных ограничений для технологии нет. Пока есть ограничения по материалу.

Юриса называют гением. Он говорит: "Да ладно вам! Просто я человек, который неплохо ориентируется в трехмерном пространстве. Я смотрю на мир глазами изобретателя. Хотя многие видят его двухмерным, в виде этаких сменяющихся картинок. В ХХ веке победил стиль баухаус — наши дома стали плоскими коробками, современные рамы отличаются от старинных своей гладкой поверхностью. Ясно, что делать резную раму гораздо сложнее, чем гладкую. Но моя идея победит баухаус, потому что я знаю, как сделать резную раму, затратив на это столько же усилий, сколько на гладкую. Моя технология, построенная на теории об отрицательных углах, открывает новую ветвь дизайна. Она поможет людям ХХI века легко производить вещи с глубоким рельефом".

Появление новой индустрии неизбежно

С тех пор как Юрис запатентовал в США свое изобретение, он слышал массу советов по поводу того, как можно его использовать. Кто–то предлагает вырезать из поролона неприличные скульптурки для секс–шопа. Кто–то считает, что этим игрушкам место в цирке. Кубиками Лесника заинтересовались специалисты дошкольной педагогики и врачи из детских психоневрологических интернатов. По их словам, трансформеры развивают и восстанавливают детский интеллект. Но возможно и чисто утилитарное применение. Скажем, детская поролоновая мочалка–трансформер, мыться которой гораздо интереснее, чем просто куском поролона из магазина по такой же цене. А можно пропитать кубик спреем и протирать им от пыли экран компьютера. С новой технологией открываются необъятные возможности в области дизайна, изготовления мебели и других предметов потребления.

Однако для того, чтобы выпускать "вывертыши" серийно, необходимо разработать скоростной контрольно–конволюционный вырубной штамп (convolution — виток, оборот). Друзья Юриса считают, что он опередил время. Его проекты требуют серьезных капиталовложений, которые в наше время никто делать не хочет. Поэтому мастер продолжает вырезать игрушки вручную. Хотя с момента разработки метода прошло уже 10 лет, и его работами успел восхититься весь мир.

Копперфильд аж на месте подпрыгнул!

А еще у Юриса был шикарный проект скульптуры для фонда Энди Уорхола — цилиндрическая банка, выворачивающаяся в бюст Энди. Дело в том, что известный художник и символ его "раскрутки" — обычная банка супа. Он много работал с этим объектом, делал инсталляции и часто дарил со своим автографом. И после его смерти некоторые банки с автографом стали дороже "роллс–ройса". А в 1994 году Лесник направил свое предложение баскетбольной команде "Чикаго буллс": сделать из поролона баскетбольный мяч диаметром 1,5 метра. Пусть он покатается в перерыве по площадке, а потом из спрятанной внутри капсулы выделится газ, и мяч превратится в голову быка — символ этой команды. Правда, оба раза Юрис был не слишком настойчив — не достучался.

Знакомый Лесника подарил одну его фигурку выступавшему в Питере Дэвиду Копперфильду. Тот аж на месте подпрыгнул. Но, к сожалению, Юриса в тот день не было в городе, они не смогли встретиться. Понятно, почему фокусник так разволновался. То, что делает Юрис, выглядит не менее круто, чем у него. Хотя это вовсе не фокусы. На лекциях, которые Юрис читает по университетам всего мира, он рассказывает зрителям об утопическом городе, все элементы которого могут переходить один в другой. Ну, например, дом сложится в песочницу. Меня начинает терзать навязчивая мысль: "Послушай, Юрис, а исчезновение людей, самолетов, Бермудский треугольник? Не твоих ли это рук дело?" Юрис загадочно отмалчивается.

А Юрис–то — из Риги! /

Про Юриса очень любят писать модные журналы и снимать сюжеты по ТВ. Первым это сделал Хрюша в "Спокойной ночи, малыши". Вторым — Капица–младший в "Цивилизации". Там–то я его и увидела. И поразилась настолько, что поклялась познакомиться с автором лично, в какой бы части СССР он ни жил. Собиралась писать письмо в "Цивилизацию". Но в тот же вечер случайно встретила своего приятеля, художника Александра Сержанта.

— Ты чего такая взволнованная?

Я рассказываю про передачу. Саша смеется. Я начинаю сердиться: "Ты не понимаешь! Он же сделал невозможное — придумал совершенно новую область творчества. В конце ХХ!" Саша смеется еще больше: "Да не надо никаких писем писать! Юрис — мой друган, бывший рижанин, латыш. И живет он сейчас в Питере, куда ты через неделю уедешь! Я тебе дам телефон — позвонишь и встретишься". Через неделю нас с другом пригласили в гости к Юрису — в последний питерский сквот, где живут и работают Юрис и его друзья "Речники" — знаменитая группа художников. И где когда–то жил сам Есенин. Дверь нам открыли могучий высокий человек с копной черных локонов и здоровенный грустный дог по кличке Кот, описанный в модной книге Стогова "Мачо не плачут". Который минут через десять чуть не сожрал половину принесенного нами вафельного торта "Крем-брюле"…

За последующие пять лет мы здорово подружились. Юрис приезжал в Ригу на могилу матери. Мы ходили в Саулкрасты смотреть дом, в котором до отъезда в Австралию жил его отец. Юрис устроил представление в "Саксофоне" перед концертом бывшей рижской, а ныне амстердамской группы "Поползновение", в которой он когда–то играл.

Юрис родился в Риге

26 июня 1957 года. Окончил художественную школу, затем учился на факультете дизайна в Академии художеств. В 1981 году переехал в Петербург. Занимался живописью в составе группы Товарищества экспериментального искусства. В начале 90–х работал над съемками знаменитого "Пиратского ТВ". В эфир оно никогда не выходило, но зато участвовало во многих фестивалях видеоарта. Снимало фильмы и прикольные репортажи с выставок и первых рэйвов. У Лесника — самый большой видеоархив о начале клубного движения в России. Детская непосредственность и утопическое мышление идут в нем рука об руку. Юрис шагает по следам выдающихся русских художников — Малевича и Хлебникова. Выворачивает магический "Черный квадрат" наружу. То, что он делает, расходится как с плоской наглядностью социалистического реализма, так и с русским авангардом начала века, который пытался привести мир к беспредметному.

Источник: Екатерина ПЕВНЕВА, Вести сегодня

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha